reporter67 (reporter67) wrote,
reporter67
reporter67

Category:

Аллея Анны Керн

Даже если бы не было этой женщины и знаменитых пушкинских строк "я помню чудное мгновение...", что-то такое надо было придумать непременно. А тут и придумывать не надо - жизнь сама распорядилась. История так и не переросшая в большой роман, тем-не-менее скрывает столько чувств и драм, что хватило бы на целую сагу.



Кажется давно известен факт, что придумывают музейщики больше, чем было на самом деле. В данном случае мне не посчастливилось их слышать - музей-заповедник Пушкинские Горы по понедельникам не работает. Но если по большому счету, то в Михайловском без бурной фантазии не обойтись. Усадьба была сожжена дважды: в 1918 и в 1943 году. А еще раньше во второй половине 19 века перестроили дом, где жил поэт. После его смерти последовали десятилетия запустения, поэтому сыну Пушкина Григорию Александровичу, решившему поселиться здесь спустя 30 лет, пришлось поднимать родовое имение из руин. В общем, многое из того, что туристы видят сегодня мало соответствует исторической правде. Аллея Керн из той же серии. Липам достаточно было мелькнуть в воспоминаниях Анны Петровны, чтобы сметливый хранитель местных мифов Гейченко тут же взял эту деталь на вооружение.




Знатоки-пушкиноведы говорят, что никакой план Михайловского так и не был найден. Да, прадед поэта Осип Абрамович Ганнибал подошел к организации подаренных его отцу земель с хозяйской основательностью и умом - разбил парк с аллеями и цветниками. Но, когда вмешивается жизнь и эта жизнь протекает в России, ожидать предсказуемого результата спустя хотя бы 50 лет не приходится.



Зато есть повод упомянуть и воздать должное тем, кто был "мимолетным видением". Применительно к Анне Петровне Керн эти слова не были преувеличением - в Михайловском она гостила лишь раз. В 1825 году её уже ждали семейные обязанности и муж-генерал. Пушкин еще гулял в холостяках. Поэтому, очевидно, и мог дать волю чувствам. А когда поостыл понял, что не его это героиня. Говорят, перед отъездом гостьи из Михайловского, буквально на следующий день, поэт и вручил ей это стихотворение вместе с первой главой "Евгения Онегина". Правда, в какой-то момент передумал и даже забрал листок с поэтическим признанием, но вернул. Как знать, было ли это сомнение или нет...

Сегодня можно только гадать, что думал о своём скоропалительном признании Пушкин. Но многое говорит о том, что для него визит почитательницы таланта стал поводом завязать лишь интрижку. Развязка у нее случилась спустя три года, когда Александр Сергеевич и смог реализовать свои чисто мужские намерения. Причем к тому времени у них не было в отношении друг друга никаких притязаний. На том и разошлись. А аллея осталась. Повторюсь, о чем рассказывают нынешние экскурсоводы - не знаю. Но, хотя бы благодаря липам, об Анне Петровне можно поведать нечто вроде саги. В 16 лет отданная замуж за 55-летнего полковника Ермолая Керна она сполна узнала, что такое брак по расчету. Причем не её был расчет, а родителей. Уже ожидая от нелюбимого мужа третьего ребенка она все же решается на разрыв отношений. Не завидная участь Анны Карениной известна. Но Анна Керн, пошла другим путем, путём поиска того, чем была обделена с юности - любви. Пушкин вызывал её живой интерес как состоявшийся поэт, но чувствами, судя по всему, не пахло. Тоже самое можно сказать и о двоюродном брате Алексее Вульфе - проба пера, не более того. Свое счастье она нашла уже в зрелом по светским меркам возрасте - в 36 лет в неё влюбляется выпускник кадетского корпуса и к тому же её троюродный брат Александр Марков-Виноградский. Разница в 20 лет не становится помехой для брака. Правда, осуществить влюбленным свои намерения удалось лишь после смерти Ермолая Керна, формально Анна Петровна продолжала оставаться его женой. Это был неравный по годам, но равный по чувствам союз. Ради него она отказалась от притязаний на состояние покойного супруга и даже помощи родителей. Все сорок лет совместной жизни стали периодом нужды и безденежья, но это ничуть не поколебало ни её ни его выбора. Говорят, к концу жизни Анна Петровна вынуждена была продать даже письма Пушкина. А вот рукопись стихотворения была утрачена композитором Глинкой, который решил написать романс. Возможно, давая аллее из лип имя Керн администрация музея-заповедника тоже держала в голове эту историю. Все-таки одно дело порхающий по строфам ветреный слог классика, и совсем другое дело недвижимость имени Анны Керн. Такая уж точно - из года в год только растет в цене.

Tags: Керн, Михайловское, Пушкин, Пушкинские Горы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments