reporter67 (reporter67) wrote,
reporter67
reporter67

В Пушкиногорье, к Довлатову

Жизнь и смерть всегда рядом. День Независимости Украины совпадает с днем смерти одного из самых ярких, а для меня самого яркого, современных писателей - Сергея Довлатова. Не смотря на то, что Довлатов писал о стране, которой уже нет, и из которой его выгнали коллеги действующего президента России, он по-прежнему современен. Своим взглядом на жизнь в СССР он уже тогда, 20-30 лет назад, нарисовал типажи людей, истинная цену которых мы только-только стали понимать. Ватники, алкаши-патриоты, циники, продающие остатки совести за тихий уют социалистического общежития - все это довлатовские герои. Говорят, он их любил. И это не фигура речи - по-другому писатель просто не может относиться к своим персонажам. К тому же время было другое. Поэтому, делая скидку на оба эти фактора, я даже не сомневаюсь, что он подумал бы и сказал по поводу происходящего в России и рядом с ней. Я просто загадываю страницу и строку во втором томе его собрания сочинений (издательство Лимбус-пресс, 1993 год) и читаю его "Ремесло" на 42 странице 10-ю строчку (попадаю на рассказ о том, как герой собирал деньги у коллег на помощь писателю-шизофренику): "Помочь Риду не удалось. Он совершенно не вменяем..."делаю это с помощью хорошо известной игры Когда "великий и могучий СССР"



Еще лет шесть назад, снимая в Пушкинских Горах репортаж о застройке, нарушающей исторический ландшафт музея-заповедника, я спросил у сотрудника, сопровождавшего нас по территории, насчет увековечивания памяти Сергея Довлатова. Кажется, это был один из замов директора. Он тогда ответил, что как-то не пристало на пушкинской земле создавать музей другого писателя. Что-то вроде того, что раз имение Пушкина, значит только о нем и надо говорить. Об этой особенности местного пушкиногорского менталитета музейщиков писал и сам Довлатов. Для каждого из них Пушкин был не просто поэтом, а своего рода частичкой приватизированной русской классики. Не смотря на это в деревне Березино в прошлом году все-таки открыли мемориальный дом Сергея Довлатова. Тот самый, который еще в "Заповеднике" казался жене героя местом не пригодным для проживания.

(без названия)

(без названия)

Мне кажется чудом, что мы вообще заметили этот указатель, когда ехали от Святогорского монастыря в сторону Михайловского. Пушкиноведы, судя по всему, по-прежнему не считают благотворным соседство состоявшегося классика с писателем лишь недавно признанным отечественной литературой. И сам музей и указатели заслуга исключительно друзей Довлатова. Это они выкупили разваливающуюся хибару, оснастили окрестности хоть какой-то навигацией и наконец нашли инвесторов для финансирования проекта.

(без названия)

Мы приехали в нерабочий для Пушкиногорского музея день - понедельник. Но согласно расписанию Музей Довлатова должен был быть открыт. Увы, и здесь ждало разочарование. Правда, никто нам не смог запретить, откинув проволочное кольцо с калитки, войти во двор.

(без названия)

(без названия)

<азвания)" title="(без названия)">

Довольно обширная дворовая территория оказалась местом, куда собрали артефакты не столько из личного обихода Сергея Донатовича, сколько очень характерные для его сюжетов. Выделяется здесь конечно же пивная бочка.

(без названия)

Аннотации к экспонатами в музее заменяют цитаты из довлатовского "Заповедника". Они буквально на каждом предмете.

(без названия)

(без названия)

(без названия)

Кажется, дом не смотря на время действительно, сохранил аутентичность. В окне виднеется граненая рюмка для водки и предметы скудной меблировки. Вот он второй вход, которым так прельстился герой "Заповедника". А эти металлические конструкции уже заслуга организаторов. Не покушаясь на архитектуру строения, они все-таки решили гарантировать его стойкость. Иначе на этом месте можно было бы найти одни развалины.

(без названия)

Небольшой недавно отстроенный сарайчик служит кассой. Но здесь можно приобрести и довлатовские книги.

(без названия)

Уже на выходе за забором через дорогу видим женщину. Она охотно подходит и объясняет, что закрыт музей по причине форс-мажора - заболел экскурсовод, живущая в другой части поселка. Она же лишь кассир и смотритель. Пытаюсь выудить хотя бы намеки на личное знакомство с Довлатовым.
- Нет, не знакома. А вот муж... - движением головы она кивает в сторону занятого какой-то работой мужчины. - О нём Довлатов писал... Толик!
Анатолий отрывается от покраски скамейки. Неохотно поворачивается в нашу сторону. Я тороплюсь навстречу. Оказывается выведенный в "Заповеднике" с Михал Иванычем, хозяином дома, в котором писатель снимал комнату, он был знаком. Поэтому вопрос пил или не пил с Донатычем кажется риторическим. Но я всё-таки спрашиваю. Сразу, чувствуется, что тема животрепещущая. Я даже включаю запись видео на телефоне.



Мы душевно пообщались и так же душевно уже собирались расстаться. Жена Анатолия неожиданно спросила откуда мы. Ответ "Из Москвы" почему-то её не устроил, она уточнила давно ли там живем. Пришлось выложить без утайки: что сами мы люди не местные, из Харькова. Видимо, она что-то чувствовала, потому что реакция была сродни эмоциям, которые переживает люди, встречая на чужбине соотечественника. Она была родом из Черниговской области. Тут уж я не удержался, уточнил, что мой отец тоже оттуда. В общем все закончилось почти объятиями. И Довлатов тут оказался очень кстати.

(без названия)

Tags: День независимости, Довлатов, Украина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments