August 28th, 2015

Норвежский вариант российской оккупации

Скандинавское кино мне нравится все больше. Хотя развитие этой симпатии начиналось буквально с отрицательного значения: ну, что там могут снять датчане или финны, если они никогда не принадлежали к числу кинодержав. Но, пока мнящие себя таковыми, тужатся доказать всему миру свое превосходство с помощью картонных блокбастеров, страны, занимающие места на галерке мировых кинопремьер, все чаще выходят в лидеры проката, снимая высокохудожественное и по-настоящему актуальное кино. Поэтому те, кто скопом записывает режиссеров северных республик и королевств в пользующийся покровительством именитых фестивалей арт-хаус, либо не видели ничего стоящего из их работ, либо не хотят замечать успехи этой волны морового кинематографа. Что до сериалов, то достаточно вспомнить недавний шведско-датский "Мост", который на протяжении двух сезонов буквально не отпускает внимание мировой аудитории от расследований, которые ведут Сага Нурен и Мартин Родэ. И вот норвежская "Оккупация" (Okkupert)! Пока фильм заработал только скандальную славу, но даже по трейлеру можно судить о том, насколько профессионально и качественно сделана работа.



Collapse )

Моему отцу!

Утром я позвонил ему и поздравил с Днем рождения. Старался подобрать не затертые и точные слова. Но получилось все равно банально.
В детстве так же искренне мне хотелось, чтобы он был военным, да еще участником войны, да еще, обязательно, героем ,совершившим какой-нибудь подвиг. Осознание того, что войну он мог помнить лишь 5 летним мальчишкой, стало разочарованием. А рассказы про то, как жили в землянке вместо сгоревшего в войну дома, и ходили в школу за 5 километров от родного села, не наполняли гордостью. Гордость, сочувствие, понимание - это всё пришло потом. Тем не менее какие-то совершенно не значительные вещи я возводил в культ именно благодаря тому, что они стали частью отца. В его скромной карьере проходчика метро я видел черты суровой мужской натуры, которой хотелось подражать и хотя бы в чем-то соответствовать. Мощные мозолистые руки, работавшие с отбойным молотком с такой же частотой, с какой я сегодня сижу за компьютером, поневоле вызывали уважение к физическому труду. Правда, мне он всегда говорил, что учиться надо именно потому, чтобы избежать этого. Я не понимал почему и не соглашался с доводами. Более того, в начальной школе даже пытался опоэтизировать его профессию: то ли в пятом, то ли в шестом классе, написал сочинение о том, что хочу стать проходчиком Заодно, совершенно искренне, объяснил и причину: "У мого батька руки справжнього робiтника i я хочу мати такi ж мозолястi долоні" (это было сочинение по украинскому языку). Как говорится, не сложилось - моя субтильная кисть так и не раздалась в увесистую пятерню.


Collapse )